Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 114

55         Groffware klede, lybsk grдth.PRF, N 174. Ср. нем. grauve, grove.

56         Sarduk, sardwk — шерсть, смешанная с холстом, род саржи.

57         Arnesk, arnisk; hardvikst; ypaernst; tomass (ср. нем. tomasch, от Sunte Thomas, т. е. Сент-Омер. См.: Лесников М. П. Нидерланды и Восточная Балтика, с. 452); p0yrst; th0rnist (нем. tornsche). kirsko (?); sayen (упо­минается очень часто: PRF, N 101; St. tb 1, s. 4, 23, 64, 80, 95, 109, 223; DD, N 16 о. f. а.

секс), просто «английское», из Уэльса; из немецких земель: Марка и Мюнстера (Вестфалия), Мехельна, Мариенбурга; да­маст  и др. Ввозились также бумажные и льняные ткани.

Отдельные виды сукон и других тканей, в свою очередь, дели­лись на сорта или подвиды в зависимости от окраски и ширины ткани, например: «белый сардук» или «белый энгильст», «трой­ное полотно» (lakan af tre bredder), «зеленый колсестер» (kolses- ter, сорт полотна) и ми. др. Дороже всего ценились ипрское и поперингское сукно, сайен и энгильст: по V2 мк и выше за локоть; ниже — сукно из Куртрэ, Марка, Альста и Наардена: по 1 эре за локоть. Откуда происходили шелк и ввозное полотно (laeraept Стадслага), сказать трудно.

Сукно ввозилось в больших количествах. В тех же материалах любекских пошлинных книг за 1492—1496 гг. отмечено свыше 50 кип (более 63 тыс. аршин) и еще 37 «боченков» (fat) предназна­ченного для шведов сукна. А ведь это был лишь один из каналов поступления тканей в Швецию. Э. Лённрот подчеркивает, что в XV в. привозные ткани носили не только военные и дворцовая прислуга, но покупали рядовые люди, в том числе бонды ". Ши­рокое размещение привозного сукна подтверждается многими фактами, в частности включением его в состав немонетных средств платежа. Однако надо иметь в виду, что, хотя ввозные сукна были разной цены, самые дешевые из них стоили в четыре раза дороже вадмаля (1—2 эртуга за локоть), дорогие — в 30 раз дороже, и что в портновских таксах расценки на одежду из вад­маля снабжены выразительным примечанием; «для слуги», «для служанки». Поэт и епископ Линчёпинга Хенрик Тидеманссон (1465—1500) включил ношение дорогого сукна («slita dyr klдde») взамен вадмаля в число разорительных привычек своего време­ни . Это вполне сообразуется с указом 1489 г., где говорится о тех «новых обычаях», которые появились в государстве, «особен­но оплачивать наших слуг сукном и деньгами в гораздо большем размере, чем это делали издревле наши родители и предки» Очевидно, сукно было все же из ряда дорогих товаров, оно почти не употреблялось в слоях ниже средних, да и для бондов вряд ли было обыденным товаром. Основная масса крестьянства и горняков, городские низы, монахи носили по преимуществу сукна местного (деревенского) производства.