Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 14

Со второй половины XIX и на рубеже XX в. наряду с традици­онным политико-правовым аспектом в шведской медиевистике стали развиваться новые, перспективные историографические на­правления: политико-административное (К. Г. Стюффе), исследо­вания по нумизматике (Б. Э. Хильдебранд, JI. О. Лагерквист) археологии и материальной культуре (создатели получившего европейскую известность сравнительно-типологического метода X. Хильдебранд и О. Монтелиус), по истории городов (первая общая работа К. Т. Уднера—I860 г.), наконец, социально-эконо­мическое и демографическое (X. Форселль, Г. Сюндберг). Эти труды, как и обильные публикации архивных материалов, способ­ствовали развитию позитивизма в шведской историографии первых десятилетий XX в. Хотя его начальные шаги были связаны с изу­чением прежде всего эпохи викингов (гиперкритическая школа братьев Л. и К. Вейбуллей в Лунде), он способствовал общему укреплению в шведской медиевистике эмпиризма и кдяи много­факторности исторического процесса. В ряд этих факторов (наряду с королевской властью, христианством, немецким воздействием, особенностями географического положения страны) встал и эко­номический фактор, сводимый — целиком или по преимуществу — к обмену, обращению товаров, торговле.

В 20—30-х годах XX в. состояние рынка стало рассматриваться как главный или один из ведущих критериев для характеристики особенностей и этапов исторического процесса. Наиболее теорети-

а* См. обзоры А. С. Кана (в кн.: История Швеции; ВИ, 1955, № И; 1963, iИ; 1971, № И); Л. А. Лооне (СС, 1968, XIII).

■чески разработанный вариант такой интерпретации экономической истории Швеции с древнейших времен, в частности средневековья, предложил Э. Ф. Хекшер. Как многие буржуазные историки, Хек- шер считал поиск общих исторических закономерностей поиском «заданности», детерминизмом. В своем основном труде по эконо­мической истории Швеции он противопоставил теории общест­венных формаций одну из разновидностей теории хозяйственных структур, различающихся характером торговли, позже — средств обращения. Средневековье прошло в этом смысле через два этапа: общество без денежного обмена («натуральное хозяйст­во») и общество с обменом («денежное хозяйство»), когда на­туральные средства платежа сменились монетными. Время до XVI в. принадлежало натуральному хозяйству, оно было «эконо­мическим вакуумом», главным образом из-за очень малой роли внешней торговли в экономике страны, изолированной вследствие своего географического положения. Смена крайней отсталости «хорошо организованной экономикой» произошла благодаря ре^ формам Густава Вазы и активизации внешней торговли; послед­няя способствовала и росту экономического значения городов, которое стало ощущаться в XIV—XV вв. Другой особенностью шведского средневековья являлось, по Хекшеру, «отсутствие феодализма»: ученый понимал феодализм как общественное устройство, характеризующееся отчуждением публичной власти частным лицам (практика наследственных ленов, централизация земельной собственности, политическая раздробленность), чего Швеция не знала, во всяком случае в четком виде.