Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 20

В целом за последние полвека в шведской медиевистике значи­тельно укрепилось социально-экономическое направление. Начал возрождаться интерес к обобщениям — в конкретных и сводных работах. Но специальные историко-экономические исследования группируются более всего вокруг раннего (эпоха викингов) и осо­бенно позднего (с конца XV—XVI в.) средневековья, интерес к зрелому его периоду выражен меньше; вспыхнув в середине 50-х годов, он в последние годы явно ослабел. Возможно, в силу этих обстоятельств шведская медиевистика пока не выработала новой цельной оценки шведского средневековья.

По основным параметрам изучения торговли шведская медие­вистика идет в русле европейской. Проблема торговли занимает значительное место в исследованиях по социально-экономической истории XIII—XV вв. Здесь, в свою очередь, преобладает изуче­ние внешней торговли, которая рассматривается как основной фер­мент прогресса; но роль торговли в эволюции хозяйства если.и учи­тывается, то лишь для некоторых социальных групп и отраслей экономики и без анализа связи между типами производства и обра­щением товаров. Поэтому оказались возможными диаметрально противоположные оценки средневековой экономики, когда она то объявляется — с позиций нового и новейшего времени — совершен­но натуральной и архаичной, то считается — в сравнении с перво­бытной ограниченностью — необыкновенно активной; в обоих слу­чаях критерием выступает обмен. Такого рода расхождения снова выдвигают на первое место вопросы: о методологическом определе­нии обмена при феодализме как стадии обмена; о характере эконо­мического базиса, в частности о том, что же представляет собой натуральное хозяйство при феодализме; о типе взаимной обуслов­ленности обмена и производства.