Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 30

I. Памятники права. Благодаря сравнительно полной сохран­ности, богатству информации и последовательности публикаций, правовая документация занимает при изучении социально-эконо­мической истории средневековья одно из первых мест. К ней от­носится прежде всего группа законодательных кодексов общего характера. Наиболее ранние из них — областные законы (landskaps- lagar), т. е. судебнинки исторических областей, записанные преимущественно в XIII в. Как и последующие общие законы, они были впервые опубликованы известным архивистом К. Ю. Шлютером, а затем, в прекрасно комментированном пере­воде на современный шведский язык, О. Хольмбеком и Э. Вес- сеном . В ряду установлений о праве короля и церкви, о характе­ре собственности и системе ее отчуждения, о формах обществен­ных связей (семья, община, народное собрание — тинг, народное ополчение —- ледунг и т. д.), отношений между разными социаль­ными слоями и состоянием последних областные законы несут важнейшую информацию и о товарных отношениях. Есть в них хк немногие прямые данные о торговле: ее субъектах, объектах и местах концентрации, средствах платежа, мерах, пошлинах. Пол­ностью сохранились восемь областных законов: Вестйёталаг («Старший» — 1220 г., «Младший» —• 1281—1300 гг.), Гуталаг (20-е годы XIII в.), Далалаг (между 1280 и 1347 гг.), Эстйёталаг (70—-80-е годы XIII в.), Седерманналаг (редакции 1281—1285 и 1327 гг.) Упландслаг (1296 г.), Вестманналаг (между 1296 и 1347 гг.) Хельсингелаг (между 1320 и 1347 гг.) . В пяти пос­ледних имеются специальные Kцpmalabalker — «Разделы о тор­говле».

Эти судебники являются записями традиционного народпого («обычного») права и представляют собой сумму казусов, что роднит их с «варварскими правдами». Отдельные слои областных законов действительно восходят к древнему времени и в той или иной мере являются «действующими пережитками» *. Но гораз­до существеннее принципиальное отличие шведских (и вообщо скандинавских) областных судебников от «правд» древних гер­манцев. Они написаны па старошведском языке (Гуталаг — на гутском диалекте), а не на латыни, поэтому не грешат, подобно древним германским законам, «переносом понятий»; они исходят из этнически однородной, а не смешанной среды; они отражают общность уже политико-административного характера, сохранив­шую лишь остатки племенного членения. Наконец, они запи­саны в иной исторической обстановке, воздействие которой швед­ское общество, не будучи изолированным, вполне ощущало Поэтому при всей своей многослойности и при всем несовпадении правового идеала с практикой областные законы отражают болео всего социальную обстаповку времени своей записи.