Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 49

10     Ahnlund N. Den svenska utrikenpolilikens historia, I, 1, s. 56 f.

11     Andrae C. G., Luukko A. Kolonisation.—KHL, bei. 8, 1963, sp. 635, 661. Cp. UL В 17, о. 20; VmL В 17 о. 20; Ковалевский С. Д. Образование..., с. 47; Dovring F. Attungen ocli marklandet, s. 55 f., 125.

12     ChrL, BgB, 29, 31.

13     Их обобщение см.: Fritz В. Stadshisloria och arkeologi (ред.: Сваиидзе А. А. Когда возник шведский город? — ВИ, 1966, 8); Idem. Tidigmedeltida sjцfart, handel och stadsvдsen i Mellan- och Nordeuropa.— 1ГГ, 2, 1976; Thun E. Nytt i medeltidsarkeologi.

14     Букв. Лёдёсе (Lцdцse); латинская транскрипция на монетах и в доку­ментах того времени — Ludhos.

15     Stenberger М. Det forntida Sverige, s. 455 f., 633 f.; Idem. Die Schatzfunde Gotlands der Wikingerzeit, Bd. I—II; Schuck A. Studier, b. I, II, III; Arb- man H. Dirka; Stiernstedl Л. IL. Om muntorter, s. 13—16; Sцderberg B. Got­land, s. 53. 57 f.; Schnillger B. Silvorskatten frдn Stora Sojdeby, s. 242; Ek- hojf E. Gotland and Visby; Floderus E. Sigtuna; Friesen 0. r. L'i Sigtunas iildsta historia; Blamkrisi A\ De iildsta urkunderna om Kalmar, s. 130 f.

Появилась и новая столица Швеции —- Стокгольм: он вырос из меларенекого рыболовецкого местечка, расположенного близ королевской усадьбы в глубине залива, защищенного лесами и шхерами; в середине XIII в. ярл Биргер заново отстроил и укре­пил это местечко замком, замыслив превратить его в новый по­литический центр, противопоставленный оплоту оппозиционной упландской знати Упсале.

Как уже говорилось, средневековые шведские города распола­гались на территории страны неравномерно (см. карту и табл. 1). Они тяготели, во-первых, к наиболее развитым сырьевым районам, во-вторых, к «большой воде». Ранее и гуще, всего сосредоточились они в давно освоенных областях со сложившимся производством — сельскохозяйственным, рыболовецким, ремесленным — и возника­ли главным образом на длинном морском побережье и в связанных с ним озерных и речных долинах. Чаще всего города вырастали из торговых местечек, куда на ярмарки приезжали и иностранные купцы. Обычно там же издавна находились места религиозного культа, народного собрания — тинга, сбора ополчения — ледунга, иногда двор-резиденция конунга, позднее — местопребывание королевской администрации. Наиболее старые города развивались именно на этой совокупной основе как хозяйственные, политико- административные и культовые центры складывающегося клас­сового общества. Начиная с XIII в. в этих же центрах или побли­зости от них строились крепости. В XIV и XV вв. лишь вокруг единичных крепостей, главным образом пограничных, сложились устойчивые ремесленно-торговые поселения, переросшие в город (типичный пример — пограничный форпост Выборг), но в ряде случаев постройка крепости около уже функционирующего тор­гового местечка стимулировала его превращение в город. Так было со Стокгольмом, Кальмаром, Сёдертелье, Нючёпингом и не­которыми другими центрами, важными в хозяйственном и полити­ко-стратегическом отношении (ср. карту 1 и табл. 2). Монасты­ри, сыгравшие заметную роль в начальном процессе европейского городообразования, в Швеции появились поздно, в XIII в. (цистер- цианские, доминиканские, францисканские) и, если пе считать Нодендаля, учреждались в уя?е сложившихся городах; не случай­но сведения о наличии монастыря в городе в ряде случаев явля­ются для историка первым прямым свидетельством сложения данного города17. Наиболее характерным для XIV—XV вв. было