Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 51

Численность населения городов важна для данного исследо­вания как показатель концентрации неаграрного населения. Сте­пень этой концентрации обнаруживается лишь при известных сопоставлениях. Так, по своей населенности даже самые крупные шведские города соответствовали средним городам Западной Ев­ропы. Ближе всего в этом отношении к ним стояли соседпие скан­динавские и прибалтийские города. Торговые города других стран атланто-балтийского региона были, как известно, еще насе­леннее.

Однако если иметь в виду внутришведские процессы, то сте­пень концентрации неаграрного населения можно выявить, лишь сопоставляя собственные демографические показатели страны, в частности соотнося численность городского и негородского на­селения в целом и населенность городских и негородских посе­лений.

При общем сопоставлении аграрного и городского населения результаты оказываются также достаточно типичными. Швецию в рассматриваемый период (и в оговоренных выше границах того времени) населяли примерно 0,5 млн. чел. В самых крупных городах жило 32 тыс. чел., а в целом (даже считая остальные го­рода но 200 чел.) их население превышало 35 тыс. чел. Получает­ся, что в городах проживало не менее 7% населения страны. Это означает, что по степени урбанизации Швеция (во всяком случае, в период Кальмарской унии, к которому относится большинство наших данных) стояла на среднем уровне атланто-балтийского региона, в рамках которого она развивалась.

Для Швеции было характерно преобладание мелких и мель­чайших городков, которые Ж. Дюби справедливо называл «пос­редниками... между городской и сельской жизнью»С другой стороны, при господстве в Западной и Северной Швеции хуторов, а в Южной и Восточной Швеции — деревень в 4—8 дворов посе­ление в 200 жителей было заметным, с 1000 чел.— весьма впечат­ляло. Город в Швеции, безусловно, являл тот же факт концент­рации населения, что и все города средневековья.