Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 56

Города, в свою очередь, были заинтересованы в королевском покровительстве, в привилегиях, без которых невозможно было развитие в условиях феодального общества, когда сама собствен­ность отчасти заключалась в привилегиях. Заинтересованность городов в центральной власти, непаследствепный характер ленов (включавших и города), расположение большинства городов на территории королевского домепа и на общинных землях, которые с XIII в. стали постепенно подпадать под регалыгое право коро­ны, — все это укрепляло позиции в городах центральной власти и соответственно ослабляло политическую автономию самих горо­дов.

Уже в XIII в., судя по Биркрзтту, шведские города обладали самоуправлением: выборными бургомистрами и советниками, ко­торые имели законодательные, административно-исполнительные, отчасти фискальные и судебные функции. Но решающая роль от­водилась королевскому фогду, который не только обладал главным голосом на заседаниях муниципалитета (rдd, совет), но н утвер­ждал его членов. В дальнейшем управление, судопроизводство, права и юрисдикция городов совершенствовались, усложнялась их администрация, расширялось самоуправление. Но королев­ская власть одновременно стремилась ввести их в русло государ­ственной администрации, сохранить над ними свой контроль.

По мере развития городов углублялась внутрисословная диф­ференциация и сужался круг горожан, имевших полноправие. Осо­бенно резко отделялась городская верхушка — богатые купцы, они же горные предприниматели, домо- и землевладельцы; к XV в. они сосредоточили в своих руках всю полноту власти в городах, особенно крупных. Ремесленники перестали попадать в число бур­гомистров, их редко можно встретить среди советников. Круг семей, члены которых входили в муниципалитеты, был узок, советы формировались путем кооптации. Муниципальное управле­ние находилось, таким образом, в руках купеческо-патрицианской олигархии.