Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 59

В Швеции центрами торговых сношений с этими городами и проводниками культурных импульсов также были прежде всего рыночные местечки и ранние города, от Хельгё до Бирки и Сиг- туны, портов морского побережья. Именно о них, об их посещении иностранными купцами рассказывается в «Житии св. Апсгария» и у Адама Бременского. Через Бирку в Меларенский район пришло от фризов католичество. В Сигтуне существовала «фризская гиль­дия» — вероятно, корпорация купцов, торговавших во Фрислан­дии. Именно предгорода составили уже тогда основу сети между­народных торговых связей Северного региона.

Еще более активизировались восточные связи свеев в эпоху викингов и на ее исходе. Походы викингов, как известно, имели «смешанные» грабительско-торговые цели, но в поездках на во­сток уже отчетливо выделились и специальные торговые экспеди­ции, и лица, чьим делом по преимуществу была торговля. Именно тогда берега Северного и Балтийского морей покрылись сетью торговых и перевалочных пунктов и стал действовать вод­ный путь «из варяг в греки». Хотя главными партнерами скан­динавов на Балтике наряду с их ближайшими соседями датчана­ми и норвежцами были балты (особенно пруссы-сембы), славяне, пермяки, скандинавы доходили этим путем до хазар, волжских бул­гар и арабов на востоке, до Константинополя на юге . То, что по этому пути двигались не только товары, но и сами купцы, засви­детельствовано «руническим камнем», поставленным скандинав­ским торговцем на о. Березань (устье Днепра) в память о погиб­шем компаньоне. Значительное число таких камней указывает на поездки шведов в Англию , германские земли, Францию, Ита­лию; эти направления получили дальнейшее развитие в торговле XII—XIII вв. Но решительный перевес имели именно восточные и юго-восточные маршруты. Соответственно снизилась роль в шведской торговле франко-фризского посредничества. Нумизма­тические материалы прямо подтверждают расширение непосредст­венных торговых сношений между Скандинавией и Восточной Европой через финский берег и Русь, Волгу и Днепр с эпохи ви­кингов  и в последующие столетия\ Б. JIapyccon определяет торговлю с Россией как краеугольный камень шведской внешней политики, именно с ней он связывает агрессивные действия Шве­ции в Финляндии в XII—XIV вв. и колонизацию захваченных финских территорий .