Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 63

Существенный интерес для нашего сюжета представляет проб­лема 1^еста немецкого элемента в составе шведского бюргерства, его роли в экономической и политической жизни страны. В принципе этнический состав городов Швеции, как и любой приморской стра­ны, никогда не был однородным. Природные богатства, приморское расположение и обилие водных связей с более глубинными тер­риториями издавна привлекали к Швеции иностранных купцов,.

которые оседали в городах; там же, в резиденциях знатных людей, работали и иноземцы-ремесленники, нередкд рабы из пленных. Все это видно по материалам Бирки и Сигтуны . Но регулярной, иммиграция в шведские города стала в ходе немецкой бюргерско- рыцарской колонизации. Деятельность немецких бюргеров (и гор­ных мастеров) в Швеции была выгодна королевской власти, заин­тересованной в пошлинах и в международных связях. В конце XII в. король Кнут Эрикссон, заключая договор с герцогом Генри­хом, сеньором Любека, предоставил любечанам серьезные торговые привилегии в Швеции и стал привлекать саксонских рудокопов для работы в рудниках Далекарлии. Найдя в Швеции, более отста­лой социально, но богатой ресурсами, благоприятные условия, не­мецкие бюргеры и горные мастера стали переселяться туда. Этот процесс принял массовый характер во второй половине XIV в., ког­да трон в стране занял представитель Мекленбургской династии 80. В документах шведских городов XIV—XV вв. мы находим имена купцов и ремесленников из Любека, Гамбурга, Бремена, Висмара, Магдебурга, Данцига, Ревеля и других вендских городов; они при­езжали в Швецию, видимо, целыми группами родственных или близких профессионально семей. Некоторые из них жили в Шве­ции поколениями, переняли язык и обычаи страны, породнились с местными жителями .