Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 64

Вопрос о месте и роли немцев в структуре шведского городско­го населения решался по-разному. Первый вариант подхода, ког­да немецкое население в Швеции изучалось «изнутри», как «не­мецкий народ в шведском народе» , свойствен особенно немецкой буржуазной литературе, которая базировалась на материале верх­них слоев Стокгольма. Ее резюме — решающая роль немцев в подъ­еме довазовской Швеции, где они были основной «бюргерообраз'ую- щей силой 8!. Иначе считал А. Шюк: роль немецких колонистов в Швеции была пе бюргерообразующей, но важной для дальнейшего развития городов . Шведские историки, трактуя, «немецкий воп­рос», применили к нему социально-дифференцированный подход. Они показали, что рядовое и тем более бедное население (faltiga menighet) даже в столице составлялось главным образом из шве­дов, а в Сёдерчёпипге шведы преобладали даже среди купцов; в

среднем по значимости городе Вестервике немецкий элемент (ко­торый составился также из числа обуржуазившихся рыцарей) во­обще был заметен лишь в правящей верхушке89.

В целом можно констатировать, что немцев было больше в круп­ных приморских городах, меньше — в провинциальных , и что они входили в высшие и средние слои населения шведских городов. Купцы, представители зажиточных, а также нетрадиционных для страны ремесел (ювелиры, каменщики, витражники и художники, стеклодувы), с XIV в. почти исчерпывали социально привилеги­рованную группу бюргерства и прочно держали в руках оптовую торговлю страны, морские перевозки, кредит, городское управле­ние. Нормы муниципальной жизни, позднее цеховые уставы испы­тали сильное воздействие немецких образцов. Немецкое по преи­муществу происхождение патрициата сказывалось на политиче­ской ориентации шведского бюргерства. Эти черты городской жизни постепенно стали противоречить тенденциям национального развития. Так возник «немецкий вопрос» — вопрос этносоциаль­ный, который был острым в течение по меньшей мере полутора столетий.