Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 65

Чтобы попять развитие этого вопроса, вернемся к середине XIII в., когда происходила борьба за централизацию страны, в фо­кусе которой стоял ярл Биргер (регент в 1250—1266 гг.). Ярл Бир- гер прекрасно понимал выгодность для короны иммиграции бога­тых иноземцев и постарался создать для них льготные условия. Ссылаясь на договор короля Кнута и герцога Генриха Льва, он указом 1251 г. разрешил всякому иноземцу считать себя шведом, если он «называл себя шведом и подчинялся законам страны». Та­кой человек, естественно, получал свободу от пошлин . Вскоре ярл Биргер издал три других указа с привилегиями (в том числе пошлинными) для Любека и Гамбурга. Эти указы определяли по­следующий режим немецких колонистов в Швеции. Л. Брапдт, спе­циально изучавший древнейшие шведско-немецкие отношения, справедливо отмечает, что немцы получили в Швеции пе городское гражданство, т. е. бюргерство в каком-либо городе, а государствен­ное гражданство. Не связывая пришельцев сменой подданства, это общее гражданство давало им правовую защиту, пошлинные льготы и возможность пользоваться двумя важнейшими гарантия­ми в отношении купеческой собственности: свободой от берегового права (strandrдtt) и неприкосновенностью наследства (arvsrдtt) 89.

Но к середине XIV в., когда обнаружилась рознь между этно­социальными слоями города, особенно из-за превалирования немец­кого элемента в городском управлении, правительство стало при­нимать обратные меры: Стадслаг разрешил немцам (националь­ность считалась по отцу) занимать не более половины мест в магистратах 90. Практических последствий это не имело, и в XV в. в городских советах столицы и крупнейших городов подавляющее большинство по-прежнему составляли немцы, причем некоторые из них кооптировались то «от немцев», то «от шведов» 91. В 1436 г. Государственный совет вернулся к вопросу о том, кто может счи­таться в Швеции «местным» человеком (inlдndsk): это уроженец данной страны (в отличие от vtrikesmaen, vtlaenske maen — ино­земцев, уроженцев иной страны) 92. Видимо, именно на эту разра­ботку опирался закон 1471 г., изданный по настоянию городов после победы над датчанами при Брункеберге и полностью закрыв­ший доступ к аппарату управления в городах всем иноземцам; шведом считался тот, кто родился в Швеции и имел шведа-отца 93. Закон 1471 г. усилил отлив из страны немцев — купцов и богатых ремесленников, который начался еще с середины XV в.; постепенно в магистратах Стокгольма и других городов стало появляться все больше шведских имен.