Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 73

Еще одно важное нововведение Стадслага касалось сделок на недвижимость. Известно, что Земские законы отдавали родичам преимущественные права в отношении arvegods — унаследован­ной недвижимости (право бюрда). Городские законы подтвержда­ют это правило в отношении земли и подворья, по еще и в XV в. соблюдалось в практике отчуждения недвижимости  оно не всеми и не всегда. Некоторые сделки по поводу недвижимости в преде­лах города, зафиксированные в стокгольмских земельных книгах, совершались либо вообще без участия (согласия) родичей, либо при участии (согласии) лишь прямых наследников. Когда же речь за­ходит о типично городских видах владения недвижимостью, родичи и вовсе отходят па задний план. Так происходит, в частности, при отчуждении доли в доме пли усадьбе, эксплуатируемых совладель­цами. Если один из них хочет продать свою часть владения, правом преимущественной покупки, согласно городскому закону, обладают не родичи, а соседи по дому (widherboande mannenum, byggiande- nom), родичи же могут лишь во вторую очередь — в случае отказа соседей — воспользоваться своим правомЕсли учесть наруше­ние права бюрда в практике купеческих компаний, ремесленных гильдий и в ходе кредитных операций, если вспомнить положение Стадслага о замене наследственной земли как ценза городского полноправия обычным (любым) земельным, владением либо де­нежным достоянием, то приходится признать факт разложения в городе права бюрда, отчасти констатируемый законом.

Еще одно существеннейшее достижение города — сосредоточе­ние нотариальных операций, прежде всего по сделкам. Если сделки с движимостью, прежде всего рыночными товарами, про­ходившие непосредственно через торг, оформлялись главным образом путем устных соглашений, то сделки с недвижимостью, вообще все операции, с ней связанные, оформлялись в городских магистратах. Городские писцы-нотарии составляли диплом (купчий, закладной, передаточный и т. п. документ), его подписы­вали свидетели, бургомистры и советники города, затем ставились их печати и печать самого города (Stadz insigle) ; запись о сделке заносилась в городскую Земельную книгу. Если недвижимость располагалась в пределах города, сделка непременно оформлялась в магистрате, даже если обе стороны не были горожанами. Сплошь и рядом магистраты оформляли также сделки на недви­жимость в деревне , в том числе переходящую от вотчипника к вотчиннику, несмотря на то, что формально Стадслаг относит такую сделку к Лаидслагу, т. е. к компетенции земских властей, а не городского закона (stadzins laghiim) . Из 186 поземельных грамот, свидетельствующих владельческие права Арвида Тролле (по 1500 г. включительно), 90 были оформлены в городах, при­чем это делалось и тогда, когда сама сделка совершалась через территориальный тинг, т. е. недвижимость располагалась вне