Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 86

Мосты с расположенными на них лавками и лотками служили как бы продолжением гаваней и торгов. Как таможенные рубежи и стратегические объекты мосты привлекали повышенное внима­ние властей. Особенно это относилось к мостам Стокгольма. Из­вестный Норбру и «два других», как пишет о них Стадслаг, соеди­няли главную часть собственно города на о. Стаден, с примыкав­шими к нему с севера о. Риддархольмен и районом Нормальм, тог­дашним пригородом столицы, а также с южным пригородом Осен (Дsen, ныне стокгольмский район Сёдермальм, на южном берегу Меларена) (см. карту). Эти мосты контролировали и загоражи­вали дорогу во внутренний Меларен и были как бы форпостама меларенского куста городов84. Поэтому еще Упландслаг обязывалг прилегающие к Стокгольму поселения участвовать в постройке и починке его трех мостов. Стадслаг обязал заниматься этим преж­де всего" соседние города: помимо самой столицы, Вестерос, Ар- бугу, Упсалу, Энчёпинг, Сигтуну, Стренгнес. Каждый из них полу­чал свой участок работы. Привлекались также бонды округи и в случае надобности — все другие города85; вероятно, участие могло выражаться и в материальных взносах. Но правом сбора пошлин при проходе через эти мосты (brotull, pдlpengar) обладал лишь Стокгольм86. Регулярные распоряжения о постройке и починке городских мостов направлялись Упсале и другим городам .

Торговля на городских мостах была бойкой, ее ограничивали и сами города и правительство начипая с Биркрэтта и до цеховых уставов начала XVI в88. Право иметь на мосту лавки было объек­том тяжб между городами и местными землевладельцами89.

Стационарные торговые точки располагались также на ули­цах города. Прежде всего это были мастерские ремесленников. Каждая из них имела окно-витрину (gatabodha vindцgha) 90. На ночь оно закрывалось доской-ставней, утром же ставня откидыва­лась, образуя прилавок-деск. Так же были устроены купеческие лавчонки, в том числе стационарные, окаймлявшие торг; их и сегодня еще можно Видеть на стокгольмской Стурторье. Лавки и лавки-мастерские (bodh) 91 функционировали ежедневно, кроме праздников, до заката солнца; работа и торговля, «при све­чах» запрещалась.