Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 91

Таким образом, борьба бюргерства за сосредоточение торговли на городском рынке была, конечно, не безрезультатной, но и не полностью успешной. К концу XV в. города монополизировали только прямые торговые сношения с зарубежными странами; ввоз и вывоз товаров за рубеж и в значительной мере непосредственная торговля с иностранцами внутри страны стали исключительной привилегией жителей полноправных городов — чёпстадов. Что же касается внутренней торговли, то те же повторявшиеся указы против деревенской торговли свидетельствуют, что торговля вне городов была обычной и весьма распространенной, и это со­ставляет одну из примечательных черт шведского средневекового рынка.

Тем более важно, па мой взгляд, констатировать, что в течение рассматриваемого периода эта традиционная внегородская тор­говля, несмотря на свое расширение, во-первых, все более уступа­ла место городской; во-вторых, внегородская торговля не только не была противопоставлена городской, но, напротив, во многом стимулировалась если не формальной политикой городов, то дея­тельностью части бюргерства. Ведь «незаконные» ярмарки вовсе не служили, как это обычно подчеркивается в литературе, торжи­щами только бондов: там постоянно торговали и бюргеры. Более того, можно предположить, что живучесть и расширение сети такого рода торжищ, особенно в XV в., во многом объяснялись именно участием профессиональных торговцев, скупщиков и осо- ■бено бюргеров-шведов, искавших более дешевые и фискально не­зависимые рынки, не подконтрольные немецкому торговому ка­питалу.

Другим направлением сословно-корпоративной политики горо­дов в торговле было, как говорилось, стремление сузить круг тор­гующих лиц, создать монопольные или, по меньшей мере, преиму­щественные позиции здесь горожан. Эта линия в законодательстве XIII в. еще не просматривается, видимо, она развилась после Биркрэтта. Стадслаг трактует этот сюжет главным образом в пла­не упорядочения торговли. Гораздо большую заинтересованность проявляли отдельные города, добиваясь — через систему жало­ванных грамот — специальных постановлений о торговле отдель­ных групп городского и внегородского населения, властей и т. д. Из жалованных грамот отчетливо видна сложность жизни города, вызванная узостью местного рынка и, следовательно, необходи­мостью бороться за него на нескольких фронтах: с торгующими крестьянами, дворянами, церковниками; с иногородними купца­ми; наконец с лицами внутри самого городского сообщества, не имеющими допуска к торговле.