Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 97

Все эти ограничения в ходе времени уточнялись, детализирова­лись, снимались или усиливались. Чужаков ограничивали во вре­мени, месте, ассортименте торговли, сроках пребывания в городе,, торговле вне города и на промыслах, им не дозволялось ездить в «незаконные» гавани и т. д. Товарищества, заключаемые между чужаками и местными бюргерами, брались под контроль муници­палитета . Все большую роль в отношении иноземпых гостей стал брать на себя Государственный совет .

Ограничения, которым подвергались в шведских городах ино­земные купцы, подчас были менее тяжелыми, чем может пока­заться на первый взгляд. Дело в том, что ""«гости», прежде всего из вендских городов, могли внедриться в систему внутришведских бюргерских торговых привилегий: достаточно было получить временное бюргерство. Не случайно на Херредаге в 1485 г. рас­сматривалась жалоба Государственного совета на то, что ино­земные купцы, запасшись рекомендательно-гарантийными пись­мами с родины, регистрируются как «бюргеры за 5 эре» (femцres- borgare) и затем незаконно торгуют в деревне. Но «внедрение в -бюргерство» требовало местных поручителей, а прочные связи в чужих городах имели лишь наиболее состоятельные купцы. В от­ношении же средних и мелких «гостей» ограничительная полити­ка шведских городов, безусловно, была более результативной.

Борьба городов против иноземных торговцев была средством утверждения шведского бюргерства как части европейского бюр­герства, во всяком случае, в пределах балтийского ареала. Приве­денный материал показывает, что шведское бюргерство применя­ло общий для того времени принцип протекционизма в его севе­роевропейских нормах, т. е. с признанием преимущественных позиций северонемецкого купечества; соответственно к концу XV в. ослабление гандейской организации сказалось и здесь.