Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 232

Генеалогические изыскания относительно шведских ремес­ленников даже по XV в. очень трудны. Некоторое исключение здесь составляют только «аристократы ремесла» — ювелиры, и ис­следование Ф. де Вруна о стокгольмских ювелирах действительно выявило систематическое наследование этой профессии детьми и другими ближайшими родственникамиИ6. Некоторые косвенные данные свидетельствуют о том, что подобная система существо­вала и в других отраслях ремесленного производства. Известно, например, что почти все цеховые уставы предоставляют льготные условия вступающим в цехи женам и детям мастеров , фикси­руют их право наследовать место покойного мастера в цехе, запрещают мастерам работать на паях с родственниками (отцом, братом), не являющимися членами цеха, и др. Эти данные об­щего характера подкрепляются непосредственными упоминания­ми в городских документах прямых родственников — представи­телей одной специальности, в том числе — наследственных бюр­геров , а также предписаниями уставов о браках в цеховой среде .

В ремесленной среде существовали и какие-то профессиональ­но-территориальные общности. Это были объединения «по сосед­ству», по стационарному местожительству. Расселение ремеслен­ников и промысловиков одинаковой или смежной специальностей (о чем отчасти говорилось выше) «кустами» отмечается уже в материалах древней Бирки, в течение XIII—XV вв. опо зафик­сировалось в названиях улиц многих городов, отразилось в налоговых описях столицы (вторая половина XV — начало

XVI в.). В среде, объединенной общим местом прошивания, конечно, действовали и общие установления в отношении тор­говли.

4. К ВОПРОСУ О ТОВАРНОСТИ ГОРОДСКОГО РЕМЕСЛА

Городское ремесло Швеции отставало в рассматриваемый период от городского ремесла передовых стран Европы и по числен­ности занятых людей, и по общей продуктивности, и по объему рыночных связей. Но в рамках своей страны это была отрасль, с наиболее развитым разделением труда, ориентирован­ная на товарное производство.