Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 239

Специализированные рыболовецкие поселения в основном были разбросаны по морскому побережью, осообенно на юго-востоке, тде преобладал промысел сельди; обычно они располагались изо­лированно от сельскохозяйственных поселений побережья, чаще всего примыкали к городам либо территориально сливались с ними, в силу чего рыбаки составляли многочисленную группу населения городов Стокгольма, Кальмара, Евле, Упсалы, Энчёпинга, Норчё- пинга, Эллехольма, Хальмстада, Мальмё и др.6 Кроме того, суще­ствовали постоянные рыболовецкие становища в более отдаленных местах побережья, куда на сезонные отловы рыбы выезжали многие горожане7; крупные земельные собственники, прежде всего мона­стыри, обычно имели свои рыбные ловли, а также профессиональ­ных рыбаков — наемных либо держателей, которые платили ренту продуктами своего промысла8.

Наиболее крупные ловли — «главные становища» Эстерйётлан- да и другие — к XV в. полностью подпали под регальное право короны. Оно было зафиксировано в «Уставе порта» (Hamnskrд) 1450 г., составленном наподобие грамоты. «Устав» подтверждал подчинение рыбацких слобод и артелей королевскому фогту и де­тализировал регламентацию труда, сбыта, фискальных обяза­тельств, правообязанностей рыбаков 9.

А Kerkkonen G. Bondebefolkningens binдringar, s. 276—279; Hasslцf О. Sven­ska vдstkustfiskarna; Swedlund R. Kungliga privilegier, s. 41; ср. хартию Евле от 1442 г.

5 Hamnskrд, s. 309. См. статьи О. Хасслёфа и Й. Гранлунда в NK, XI—XII, А (1955).

« PRF, N 12, 64, 67, 74, 79, 93, 127, 157, 199, 200, 299, 377; USP, N 1; Hamnskrд, s. 289—309.

7           Как правило, это были точки на пути мигрирующей рыбы. Некоторые лов­ли занимали традиционные места на протяжении столетий и даже имели свои капеллы (как, например, гавань Kyrkohamn на Эланде). См.: Gran- lund J. Fiskelдge, s. 309.