Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 142

В других случаях торговец, не ставший чёпманом, обозначался в соответствии со своей специализацией: лососник (торговал ры­бой), виноторговец или ботниец (торговал с жителями Прибот- нии). Ремесленик, который вынес на рынок свои изделия, или иной человек, торгующий продуктами своего труда, в документах никогда не называется чёпманом и лишь в исключительных слу­чаях назван меркатором, т. е. торговцем .

Нарративные и фискальные источники из-за их невнимания к занятиям рядовых людей и специфики образования шведских фамилий не позволяют полностью вычленить торговцев из всего состава населения; материал права и грамоты, равно как археоло­гия и нумизматика, дают сведения преимущественно о торговле, но не о торговцах. Серьезно изучена лишь купеческо-патрициан- ская верхушка, но в той же мере, в какой торговля не может быть сведена к внешней торговле, слой профессиональных торговцев не исчерпывался его купеческой верхушкой.

Источники позволяют, хотя и с разной полнотой, классифици­ровать торговцев по нескольким признакам: состоятельность тор­говца; масштаб операций; сфера рынка (внешний и внут­ренний), в которой действовал торговец; характер торговой дея­тельности: комиссионерство, скупка, мелочная торговля и т. д.; главный объект торговли: соль, сукно, рыба и т. д.; ареал тор­говых операций; наличие или отсутствие иных форм деятельно­сти или способов формирования капитала: связь с промышлен­ностью или земельной собственностью, ростовщичество, занятие государственной (или иной) должности. Эти признаки находи­лись во взаимной зависимости: так, торговцы, занятые делами внутреннего рынка, обычно не торговали с лопарями, не принад­лежали к верхушке купечества и т. д.