Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 145

Происхождение городских торговцев — вопрос особый; здесь же важно отметить, что среднее торговое (или пизшее купече­ское) звено часто занималось скупкой. Природа скупки как эко­номического и социального явления стояла в прямой связи с то­варным хозяйством и развитием капитала, который вырастал из от­дельных сбережений благодаря товарному хозяйству и позволял некоторым лицам монополизировать сбыт продукции мелких не­посредственных производителей, .так как лишь у владельцев этих сбережений — скупщиков и торговцев — имелись необходимые для оптовой продажи средства, позволяющие организовать реализа­цию товаров на дальних рынках, дождавшись наилучшей конъюн­ктуры .

Изучение скупки в Швеции рассматриваемого периода пред­ставляет большую сложность. Специальные обозначения скуп­щиков (inkцpare fцrkцpare, landskцpare) встречаются нечасто и вообще не вполне ясны: иногда так обозначали и перекупщиков- спекулянтов . Деятельность скупщиков скрыта в источниках, ее приходится «вычленять», опираясь на косвенные данные. Так, до­кументация о ландсчёп (см. ч. IV) позволяет заключить, что в деревне действовали сельские скупщики — «торговые мужики» (handelsbцnder). Обычно они сидели на земле, торговля для них нередко являлась компенсаторным занятием, часто — главным де­лом, далеко не всегда, однако, приводившим к полному отрыву от сельского хозяйства и к смене общественного статуса. Это было явление того же порядка, что и выделение разряда «горных мужиков» (bondebergsman) или «лесных мужиков» (skogskarl), регулярно занятых на горных промыслах либо в лесном промысле, т. е. часть процесса аккумуляции торгово-ремесленных элементов в деревне. Многие из них продолжали действовать в сельской мест­ности, особенно это было характерно для финских территорий с их очень редкими городами и Готланда, т. е. районов, где город не мог вбирать эти элементы но причине либо своей слабости, либо резкой чужеродиости. Но на остальной территории страны часть скупщиков, как и часть профессиональных ремесленников, оста­вались в деревне, формально продолжая числиться «мужиками»: характерна в этой связи грамота о торговцах Смоланда — «будь то бонд или купец» — от 1284 г.28а В течение последующих столе­тий деревенские торговцы стали перебираться в города. Прямых фактов здесь крайне мало, по они имеются, свидетельствуя о явлении или хотя бы его тенденции.