Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 149

У нас нет прямых данных о существовании зависимости ры­баков от торговцев рыбой, но некоторые факты позволяют считать, что такая зависимость была. Прежде всего — общая бедность ры­баков: если средний налог с жителя Стокгольма в 1460 г. составлял 6 эре, то из 47 рыбаков лишь двое уплатили по 6 эре, 12 чел.—по 3—4 эре, 19 чел.— по 1—2 эре и 14 чел. не уплатили налога вовсе. Затем — имущественная дифференциация в их среде. Часть рыба­ков платила налог с бота или баркаса, часть — лишь с остроги или бредня, а некоторые являлись наемными работниками. Имеются данные о торговцах, которые арендовали либо имели собственные рыбные ловли, где действовали соответственно арендаторы либо наемные люди.

Поскольку рыба — скоропортящийся продукт, для рыбацкой удачи важен не только сам улов, но и его скорейшая реализация. Но в сезоны путпны рыба была дешевой, и в лучшем положении оказывался тот владелец улова, кто мог выжидать, законсервиро­вав партию рыбы, т. е. имел соль, бочки, амбар и т. п. Поэтому можно думать, что промысловики нередко зависели от торговцев- скупщиков, т. е. происходило внедрение городского купеческого капитала в промысел.

Как любопытный факт, можно отметить, что среди рыботоргов­цев Стокгольма почти не было немцев: преобладали скандинав­ские имена. Такая же закономерность характерна для своеобразной шведской торговой специальности биркарлов (birkarlar).

Наименование «биркарл» восходит к той же основе «бирк», что и Биркрэтт, и Бирка. Термин «birk» («berek», «bjцrk») явля­ется предметом длптелыюй дискуссии, общий итог которой сво­дится к тому, что это термин из истории торговли. О биркарлах же известпо, что они были деловыми людьми, которые действовали среди финнов и лопарей. Чтобы понять историю и специфику деятельности биркарлов, надо вернуться на несколько столетии назад.