Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 151

С XIII в. за купцами — сборщиками дани окончательно утвер­дилось наименование «биркарлы». Специальные привилегии для биркарлов «всех сословий» с конца XIII в. и включая указ 1358 г. «навечно» (till evig tidh) предоставили им полную свободу в пуш­ной торговле. Главными пунктами их деятельности были гавани и центры церковных приходов Умео, Питео, Люлео и Горнео, превратившиеся в XIV в. в городки — средоточие местной и тран­зитной торговли, где имелись гильдии биркарлов. Из них самым крупным был Умео, который до 1647 г. относился к Упсальскому архиепископству — еще одно свидетельство традиционных связей с Мелареном. К рассматриваемому периоду биркарлы стали в осповном бюргерским элементом Северной Швеции. Сочетая торговлю с откупом налогов и деятельностью в фискальной адми­нистрации, биркарлы эксплуатировали местных охотников и ры­баков, которые оказывались в зависимости от них.

Те торговцы, которые приезжали на север из основных швед­ских территорий, назывались пе биркарлами, а лаппфараре (1ар- pefarare, «путешествующий к лопарям») или ботнийцами (bottne- karl, botnakarl). В стокгольмских книгах второй половины XV в. фигурирует полтора десятка ботнийцев. Иногда так обозначали и лиц, приехавших или переселившихся из Ботнии; не исклю­чено, что часть торговцев-ботнийцев, живших в собственно Шве­ции, вышла из биркарлов.

Итак, можно констатировать проникновение городского купе­ческого капитала в специализированные промысловые отрасли — горно-металлургическую и рыболовецкую — и подчинение ему так­же части лесных промысловиков. Это вело к увеличению массы товарных продуктов — прежде всего за счет хищнического исполь­зования природных ресурсов.

Несколько иначе обстояло дело с городским ремеслом. Извест­но, что утрата самостоятельности средневековыми городскими ремесленниками тесно связана, с одной стороны, с экономико-со­циальной характеристикой самого производства (особенностями труда и сбыта, прежде всего наличием технологической дифферен­циации производства), с другой — с проникновением в ремесло купеческого капитала. В Швеции, где не было городского ткаче­ства—самого раннего в Европе очага капиталистического произ­водства,— наиболее развитая в социальном отношении организация труда была характерна для тех отраслей ремесла, где господство­вали крупные, прежде всего государственные, заказы. В XVI в, одними из первых были организованы на мануфактурных началах пушечные дворы. Уже в XIV и XV вв. такая форма была, види­мо, характерна для городских корабельных верфей, а также для крупных строительных артелей, во главе с подрядчиком, который распоряжался мастерами и «работным людом» .