Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 154

Ф. Линдберг видит в загадочных «смешанных» обозначениях признак смены занятия, происходившей «через поколение»: сын портного выходит в купцы . Уже говорилось, что правильнее ви­деть здесь не только смену занятия, но прежде всего смену стату­са. В данном случае хотелось бы обратить внимание на другие обстоятельства, до сих пор находившиеся в тени.

Так, среди «купцов-ремесленников» более всего «портных». В одних только стокгольмских документах и только за середину XV в. фигурируют несколько портных, которые там же названы купцами или о них было точно известно, что они занимались тор­говлей либо входили в торгово-патрицианские круги. Городские документы показывают также, что среди портных были состоя­тельные люди. При вступлении в цех портных требовался значи­тельный взнос (7 мк). Некоторые портные платили по 1—2 мк и более земельного налога (5 чел. иа 23 портных, уплативших в Стокгольме налог в 1461 г.,— члены привилегированной гильдии св. Гертруды) . С другой стороны, среди портных были бедные- люди с низким налогом и большими долгами, обитавшие в ветхих жилищах. Возможно, в этой профессии, особенно в условиях сто­лицы, резче обозначалась дифференциация, сопровождавшаяся отрывом разбогатевших мастеров от производства, превращением их в профессиональных торговцев. Нельзя не учитывать и другую возможность — вступление каких-то торговцев в цех портных,, после чего их стали называть «портными». Не исключено также,, что среди «купцов-портных» были люди, втянутые в торговлю импортным или домашним сукном, но не порвавшие с мастер­скими — теперь уже в качестве раздатчиков либо хозяев мастер­ской. Во всяком случае, связь купцов с портновским ремеслом или цехом в Стокгольме очевидна.