Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 168

Вся внешняя торговля и подавляющая часть крупных внут­ренних операций были связаны в Швеции с плавсредствами. Перевозка товаров производилась как шведскими бюргерами, так и иноземцами, па собственном или нанятом корабле, в ин­дивидуальном порядке или в составе группы торговцев. Корабль управлялся самим наемным шкипером купца (если он же — судовладелец) или судовладельцем. Аренда корабля производи­лась на сезон, на поездку и т. д. Очевидно, что вопросы фрахта связаны и с составом купеческой собственности, и с организа­цией торговли, и с условиями мореплавания.

Главным источником здесь являются таможенные кпиги ган­зейских городов, прежде всего Любека. В его рукописных кни­гах конца XIV — начала XV вв., детально изученных В. Копне и К. Вейбуллем, материал о фрахте занимает одно из ведущих мест. К. Вейбулль показал, что хотя в шведской внешней тор­говле, в частности столичной, ведущие экономические позиции принадлежали крупному купечеству, преобладающее число фрах­товщиков принадлежало к средним и мелким торговым кругам: в 1399 г. из 144 фрахтовщиков, курсировавших по линии Лю­бек—Стокгольм, 103 были мелкими фрахтовщиками, в 1400 г. их было 90 из 122. Мелкие и средние фрахтовщики играли еще большую роль в Кальмаре, и особенно Сёдерчёпинге, а в тор­говле Людоса их роль была ведущей .

Таможенные книги за 1368—1399 гг. дают имена многих шкиперов и фрахтовщиков, которые можно найти и в других ганзейских, а также шведских документах. Эти имена самого разного происхождения, но преобладают немецко-фризские и скандинавские: шведские, датские, норвежские. Из 286 бефрак- торов, которые плавали в Швецию, 17 носили шведские имена (один плавал в Стокгольм, шестеро — в Кальмар, восемь — в Сё- дерчёпинг и два — в Людос) и у 18 — неопределенные имена. Конечно, решать вопрос о национальности на основании имен весьма сложно; за немецкими именами, тем более с характерным окончанием на «son», могли скрываться и бюргеры из ганзейских городов, и немцы, осевшие в шведских городах, и шведы. Но в целом получается, что если торговля между Любеком и норвежским Бергеном находилась в немецких руках целиком, то в торговле между Любеком и шведскими городами шведская сторона, представленная урожденными шведами и натурализо­вавшимися немцами, играла значительно большую роль .