Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 173

Дипломы рассматриваемого периода свидетельствуют также о проникновении бюргеров в деревню, где они владели дворами, хуторами, поселениями, рыбными ловлями. Таких дипломов до­вольно много, и в подавляющем большинстве случаев в них фи­гурируют лица, имена которых обнаруживаются в купеческо-па- трицианских кругах. С середины XV в., когда война между Да­нией и Данцигом (1454—1466) ухудшила торговую ситуацию на Балтике, некоторые купцы поставили корабли на приколы либо продали их  и вложили основные средства в землю.

4. ПРОБЛЕМА НЕМЕЦКОГО КУПЕЧЕСТВА ШВЕДСКИХ ГОРОДОВ

Процесс социальной трансформации купеческо-патрицианской верхушки, частью которого было вложение купцами в землю средств, изымаемых ими из торговли, имел в Швеции специфиче­ские формы вследствие того известного факта, что высшие город­ские торговые слои страны в рассматриваемый период состояли по преимуществу из лиц немецкого происхождения, в конечном счете не уверенных в судьбе своего капитала в чужой стране. Разумеется, это не значит, что в том же Стокгольме — центре не­мецкого капитала в Швеции — не было крупных чёпманов-шве- дов: те же Смоленинги, Вестйёты, как и абоские Вадмали и ряд других семей, явно восходят к местным корням. В средних и низ­ших профессиональных торговых слоях, персональный состав ко­торых известен очень мало, местные люди были, вероятно, пред­ставлены много шире. Но большинство крупных торговцев в го­родах Швеции XIV—XV вв. были немцами по обеим или одной линии родства.

С немецким происхождением отчасти были связаны и переме­щения ряда купеческих семей по стране, и их причастность к це­ховым кругам. Так, поскольку в столичное чёпманство сразу по­пасть было трудно, некоторые приезжающие в Швецию немцы начинали свою деятельность в провинции либо в цехах.