Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 176

Иногда «двойное» гражданство было буквальным. Родман Йёпчёпипга Byrghe i Ekerydlie (1457, 1464, 1465) оказывается любекским купцом Биргером Йенссоном. По два бюргерства имели купеческие семьи Бракель, Капстен,. Сварте, ван дер Хейде, Лон­ге н др. Так, первый Лонге (Hennekin) был по жене свойствен-

ими, полученных по наследству от родичей в Швеции. См., например, Jib, s. 50; Ktb, s. 8, 9, 40, 51, 59, 72, 74, 80, 97, 113—114, 123, 163, 166 и др. (куп­цы, бюргеры, лица духовного звания из Штральзунда, Любека, Шверина, Висмара и др., предъявляющие право на землю в Кальмаре).

190       О нем специально см.: Donner G. A. Striden om arvet efter kцpmannen Jacob Frese. Наследство после Якоба Фрезе (только движимое имущест­во — товары, утварь, деньги и т. д.) составило более 9 тыс. марок (ibid., s. 24—29).

191       Sab, S. 67 f.; St. jb, s. 360; Ruuth I. W. Op. cit., III, s. 62—64.

ником любекских купцов Хиллебрандов и сам, видно, любеча- нин; в XIV в. он появился в Стокгольме, в 1340 г. оформил бюргерство сына Иоганна, в 1341 г. упоминается Тедекин Лонгус из Нючёпинга (Gцdhekin Longus de Nykцpinge), но уже как бюр­гер Любека. В 1350 г. он вернулся в Нючёпинг, где и скончался, после чего его вдова и дети окончательно переехали в Любек 19\

Факт происхождения большинства купеческих семей шведских городов XIV—XV вв. из бюргерства ганзейских (и ьообще немец­ких) городов доказан давно. Основная масса семей этого круга сложилась в XIV в., и для этого столетия бесспорно не только господство Ганзы во внешней торговле Швеции, но, вероятно, вообще можно говорить о «немецком купечестве шведских горо­дов». В XV в. господство Ганзы во внешней торговле Швеции оставалось нерушимым. Что же касается немецкого купечества в шведских городах, то тенденции здесь были неоднозначными.