Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 196

Такие же социальные корни обнаруживают гильдии имени св. Кнута. Культ св. Кнута, пришедший из Дании (точнее, объеди­ненный культ канонизированных герцога Кнута Лаварда и короля Кнута), в XIII в. особенно распространился в городах Сконе. В Висбю датская Кнутсгилле прослеживается уже в 1177 г., в XIV в.— Кнутская немецкая гильдия. Тогда же Кнутские гиль­дии сложились в Сигтуне, Упсале, Стренгнесе — древних шведских чёистадах; в XV в. она отмечается в Вестеросе, Арбуге и Сток­гольме. Н. Анлунд считал, что Кнутские гильдии в Дании воз­никли как «обычные защитительные». Но данные о первой Кнутской гильдии на торговом Готланде, факт распространения этой гильдии в чёистадах и устав одной такой гильдии из Сконе подтверждают мнение А. Шюка. В частности, приведенный X. Хильдебрандом устав сконской Кнутской гильдии включает такие предписания: если член гильдии обнаруживает своего собра­та терпящим кораблекрушение, он должен взять его на свой ко­рабль и в случае надобности дать ему деньги из своей казны, которые потерпевший, вернувшись на родину, возместит, если смо­жет (!). Если «брат» попадает в плен к язычникам, собратья должны его выкупить; если является «зарубежный (frдmmande) браг» и просит помощи, ему также надо помочь; но если брат станет морским или лесным разбойником, гильдия конфискует его имущество. При вступлении в гильдию нового собрата ее должно­стные лица проверяют его материальное состояние, в том числе наличные средства .

Очевидно, это была гильдия купцов, включающая местных и, вероятно, иноземных купцов или имеющая соглашение с инозем­ным братством того же патрона; это были люди, много ездившие, и более всего по морю; они были связаны серьезными взаимными материальиыми обязательствами. Наконец, известно, что в 1256 г. 18 олдерманов крупнейших Кнутских гильдий заключили между собою соглашение на сконских ярмарках, что свидетельствует и о составе этих гильдий, и о взаимных связях гильдий одного пат­рона, в частности в коммерческой области.