Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 199

Существование смешанных гильдий в XIV—XV вв., несомнен­но, отражает относительную малонаселенность шведских городов, во всяком случае, нехватку в большинстве из них элементов для образования узкопрофессиональных корпораций. Вероятно, это обстоятельство сыграло свою роль и том, что эволюция шведских гильдий (речь пока идет о тех, которые Вильда называл «деятель­ными») пошла в нескольких направлениях. Одно из них —созда­ние относительно профилированных братств (различные ремеслен­ные цехи, гильдии купцов-мореходов, шкиперов, носильщиков); другое — сохранение гильдии смешанного состава, но из лиц, имею­щих «городские занятия», как параллель и противовес общине бюргеров; третье — дифференциация гильдий по социально-иму­щественному, престижному признаку.

Как уже отмечалось, все гильдии — причем практически с мо­мента возникновения — имели привилегированный характер, по­скольку подразумевали наделение определенной группы лиц пра­вами и возможностями, превышающими права и возможности остальных лиц данной социальной категории или местожитель­ства. С другой стороны, реализация таких привилегий требовала и повышенных, по сравнению со средними, обязательств разного характера, но прежде всего затрат средств и времени. Понятно, что состав гильдии являл собою итог социального отбора (техника которого заключалась во вступительной процедуре), а принадлеж­ность к ней была показателем относительно высокого обществен­ного (материального, правового) положения в рамках определен­ного слоя.

Вполне отчетливо это видно по ремесленным цехам. Они вклю­чали в себя солидных, уважаемых, материально устойчивых пред­ставителей соответствующих профессий, которые имели налажен­ное хозяйство и семью, могли держать учеников и платить все требующиеся взносы в братство. Одновременно наиболее зажиточ­ная верхушка цеховых мастеров стремились попасть еще и в одну из «смешанных» гильдий; это обходилось дорого, но поднимало престиж, доставляло более избранную клиентуру.