Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 204

Первые землячества и фактории на Балтике самих шведов прослеживаются по документам, топонимам и археологическим данным эпохи викингов. Этот материал уже достаточно известен. С XIII в., с развитием немецкого приоритета в шведской торговле, о шведских землячествах напомииала лишь Варяжская улица в Новгороде с «варяжской церковью» (св. Олофа), кладбищем и приписными лугами 105. В Новгороде было также землячество гот- ландских купцов — Wasserfahrer, которые имели там свое подворье («Готский двор») с олдерманом и уставом и делились, подобно иноземным купцам в Швеции, на «зимних» и «летних» 106. Это была, скорее всего, компания немецких купцов из Висбю, в кото­рой, может быть, участвовали единичные шведы.

Как известно, первоначальное ядро стационарных общностей торговцев типа гильдии или фактории нередко складывалось во­круг церкви — общественного «сборного пункта» средневековья107. По традиционным торговым центрам Балтики эта связь просле­живается достаточно четко108. В отдельных случаях появление церкви или алтаря предшествовало созданию объединения купцов (и ремесленников). Данные такого рода есть по Швеции и по Руси, причем, русский материал здесь особенно интересен, так как многое проясняет в генезисе скандинавских гильдий109.

Но чаще всего церкви становились центрами объединения уже сложившихся социальных групп, связь внутри которых имела прежде всего социалыю-профессиопальный характер. Это видно из известной грамоты князя Всеволода Мстиславича Повогород- ской церкви Ивана Предтечи па Опоках (30-е годы XII в.) ио. Это явствует также из того, что профессиональные объединения име­ли патронами только определенных святых: гильдия св. Элигия (Людовика) — это всегда кузнецы, ювелиры, в общем металлисты; св. Барбары — пекари; св. Андрея — плотники; св. Крпспина и Криспиниапа — сапожники. И все они имели либо соответствую-