Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 205

105 Ср.: Бережков М. О. О торговле Руси с Ганзой до конца XV в., с. 58, 59.

6 Sartorius G. Urkundliche Geschichte, I, S. 569 f., 574, 613 f., 622; II, S. 154, 156, 160, 163, 164. Сведепия о церкви св. Олофа в Новгороде восходят к концу XI в.

107       Ср.: Nilsson М. Р. Sakralt och profant... («Norden och kontinenten»), s. 8.

108       Johansen P. Die Kaufmannskirche, S. 499—525.

109       Так, в Новгороде и Пскове первоначальные гильдии представляли собою корпорацию купцов или купцов и ремесленников, созданные при церкви и объединенные в «братчину» (ср. шведск. broderskap), или «обчину» (ср. societas), или «пир» (ср. convivium, gilledryck).

110       В этой грамоте церковь выступает не только как идейный, духовный, но и как деловой центр знаменитого купеческого «Иваньского ста»: она по­лучает право на весовую пошлину, торговый и гражданский суд; ее хра­мовый праздник объявлялся праздником всей корпорации и должен со­провождаться «братчиной» — пиром.

щие церкви, либо алтари111. Гильдии св. Николая, Олофа, Кнута, Катерины — объединения прежде всего торговцев. Вполне четко эта связь прослеживается, например, по географии церквей св. Ни­колая, позволяющей восстановить сеть торговых коммуникаций Европы, в частности в балтийском ареале112. Карта церковных пунцов финского побережья Балтики точно обозначает транзит­ные пункты торгового пути на Русь113. Прослеживая продолже­ние этих путей на русской территории, мы вновь сталкиваемся с сетью церквей на бывших волоках, в транзитных центрах, на торговых стоянках. Если посмотреть, например, писцовые книги 1496 г. по Деревской пятине (т. е. на известных торговых путях к Западу), то там обнаруживается несколько Никольских погостов (в том числе у волока и на реках), подать с которых шла главным образом промысловыми продуктами и деньгами114.