Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 207

116       При купеческой церкви св. Николая в Новгороде находились маклеры, которые свободно говорили на эстонском, немецком, шведском языках и посредничали между купцами из этих земель.— Клейненбер? И. Э. Из истории, с. 255. Ср. материал о резьбе для алтарей в Любеке и Сторчурке Стокгольма: Lindblom A. Nordtysk skylptur, s. 1.

117       Ср. по Вадстене: Bengtsson Ch. Op. cit., s. 9 (a. 1346).

118       Несовпадением городского административного и приходского делений иногда объясняют участие некоторых лиц в двух гильдиях одновремен­но. Ср.: Каплипски К. И. Ремесленники..., с. 21 (о членах Кнутской v Олайской ремесленно-торговых гильдий в Таллине XIII—XV вв.).

последовательность. Улицы и мосты, которые были своеобразной формой организации торговли, неизбежно превращались в опреде­ленную форму организации самих торговцев. Ремесленники смеж­ных специальностей часто селились рядом, по соседству, это было производственной необходимостью, бытовым удобством и обыча­ем ; проживание на одной улице почти исключительно одних ремесленников встречается еще чаще . Можно также заметить, что кучно селились ювелиры, что купцы выбирали себе жилье и гильдейские дома также в определенных местах. Но если рас­селение бюргеров имело социальный характер, то это же следует констатировать и в отношении территориальных или приходских гильдий.

Весь материал о гильдиях, таким образом, неоспоримо свиде­тельствует, с одной стороны, об абсолютном превалировании иму­щественно-социально-престижного принципа в их организации, с другой стороны — о роли самих гильдий в формировании соци­альной корпоративности.