Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 209

Исследуя генезис феодализма, историки справедливо указыва­ют на роль распада родовых отношений в выделении несельскохо­зяйственных занятий, т. е. в развитии общественного разделения труда, а следовательно, города и его организации. Очевидно, что с развитием системы городских отношений эти организации, воз­никавшие «вне родовой структуры, рядом с ней, а вместе с тем и против нее», стали, в свою очередь, мощным фактором трансфор­мации семейных связей, превращения семьи в «подчиненное отно­шение» .

Зависимость между семьей и иными общественными блоками уменьшалась очень постепенно. В рассматриваемый период мы можем констатировать уменьшение ее роли в узкопрофессиональ­ной области, в операционных ячейках городской экономики, за счет увеличения роли профессиональных торговых (а также ре­месленных) объединений. Взаимные материальные права в «брат­стве» подтверждают наличие в городе новой формы корпоративно- сословной собственности.

Подытоживая материал о новой системе общностей, которые возникли на базе новых форм собственности и профессиональных интересов, можно отметить, что хотя эти типы организации тяго­тели к характерно феодальной формализации связей, к превра­щению в корпорацию, но широко допускали и неформальные личностные связи. Соединение разного типа общностей по торговле создавало для средневекового купца наиболее льготные условия деятельности, придавало значительно большую мобильность, чем была возможна в иных системах феодально-корпоративных свя­зей, тяготевших к жесткой, стабильной структуре. Вместе с тем подвижность форм организации и в сфере торговли оставалась ограниченной, она допускалась лишь в пределах именно данного, т. е. единообразного, круга деятельности и в пределах определен­ных сословно-корпоративпых привилегий.