Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 214

При всей распространенности в стране иэделий из желева и меди они были все же дороги. Не случайно и в XV в. отдельные детали металлических орудий все еще заменяли более дешевым материалом — деревом. Соответственно высоко ценился труд куз­нецов-металлистов, в том числе и грубых кузнецов.

Непременной отраслью городской промышленности была дере­вообработка. Прежде всего город располагал довольно многочис­ленными плотниками-строителями, которые делали и грубую сто­лярную работу. Имелись также столяры (snider, snickare)  и скульпторы по дереву (нередко это была одна специальность). В XV в. в документах фигурируют токари по дереву, делавшие посуду, колеса для прялок, деревянный инструментарий, а также корытпики и сундучники. В конце XV в. встречаются тележники и каретники, колесные мастера и мебельщики. Из дерева изго­товлялась очень употребительная в городах того времени обувь в виде толстых колодок, иногда с двумя каблучками — галоши, или «патины», а также подошвы для дешевых туфель; все это делали «галошпики» 28. Если не считать плотников — один из самых мно­гочисленных отрядов городского ремесла, то все остальные назван­ные специалисты выделились не во всех городах, их было немного; мелкая работа по дереву и в XV в. оставалась по преимуществу уделом деревенского ремесла.

Особое место в городском производстве занимали бондари, ко­торые изготовляли бочки и бочонки (tunna, fat, откуда-бочар — fatmester, tunnbindare), различные по виду, вместимости и назна­чению — для напитков, металла, зерна, рыбы, ворвани, коровьего масла и т. д. Их продукция употреблялась для транспортировки и хранения экспортных оптовых товаров. Соответственно рост бондарного дела, характерный для портовых городов Швеции, прямо стимулировался развитием в стране добывающих произ­водств и сбыта их изделий, прежде всего на дальних рынках; в частности, в стокгольмских документах появились упоминания