Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 140

Итак, в XIII—XV вв. пведский город прочно утвердился в цептре рыночных коммуникаций страны, у слияния ее внешних и внутренних торговых путей.

Активизация торговых связей и увеличение ассортимента, осо­бенно товаров широкого потребления, свидетельствуют о значи­тельном расширении рынка в течение рассматриваемого периода3 К середине XIV в. сложился единый экономический центр — сто­лица Стокгольм, что было зафиксировано законодательством. Тор­говля превратилась в важную область общественной жизни. Раз­витие меж- и внутриструктурного товарообмена, слияние пото­ков внешней и внутренней торговли, главенствующее положение на рынке товаров широкого потребления, наличие единого эконо­мического центра — все это позволяет говорить о складывании шведского феодального рынка как категории простого товарного хозяйства; завершение этого процесса можно датировать пример­но середииой XIV в.

Ведущее положение городов в области рынка было закреплено в совокупности прав, в разной мере монопольных, отделяющих бюргерство от прочих социальных слоев внутри страны, от иных (небюргерских) групп населения в самом городе, от бюргерства других феодальных государств. Занятие торговлей выступало, та­ким образом, как корпоративно-исключительная система, интегри­рованная в социальные отношения феодального общества. В борь­бе за нее бюргерство применяло наряду с методами экономиче­ской борьбы средства внеэкономического воздействия. И хотя расширение обмена постоянно взрывало городской регламент, особенно в области розничного рынка, занятие профессиональной торговлей стало одной из главных привилегий бюргерского со­словия.

Позиция феодального государства в отношении городов опре­делялась прежде всего их ролью как торговых центров. Государ­ство широко использовало торговлю в фискальных целях, при этом нередко нарушая права отдельных городов, ссоря их и ущем­ляя привилегии всего бюргерства. В то же время государство по­кровительствовало утверждению городской торговой монополии, укрепляло позиции «своей» торговли на внешнем рынке, в част­ности путем взимания ввозных и отсутствия вывозных пошлин. Города также не всегда были единодушными в проведении тор­говой политики, к тому же постоянно выделяли интересы приви­легированных групп внутри бюргерской корпорации. Но несомнен­но, что сфера торговли в целом способствовала консолидации бюргерского сословия, сближала города между собою и с королев­ской властью.