Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 271


документов заведомых ремесленников и даже мелких сельских предпринимателей называют «бондами», «мужиками» . Интерес­на в этой связи грамота Векшё от 1342 г., где всем деревенским ремесленникам, видимо, проживавшим в округе города,— ювели­рам, котельщикам, и пр.— было велено в течение ближайшего по­лугодия переселиться в город; предписание не распространялось на тех ремесленников, которые имели в деревне землю; такие люди имели право по-прежнему «строиться и жить в деревне, свои изде­лия производить дома и затем везти в города»

Свидетельства о деревенских ремесленниках, имеющих свою землю, и о «крестьянах», занятых уже преимущественно ремес­лом, содержат и дипломы . С другой стороны, как видно из той же хартии Векшё, существовали безземельные деревенские ремеслен­ники. Держания таких ремесленников мы встречаем во владениях монастыря в Ску.

Очевидно, что процесс складывания деревенской профессио­нальной промышленности происходил двумя путями. Во-первых, ремеслом стали заниматься разорившиеся, лишившиеся земли крестьяпе, не захотевшие или не сумевшие устроиться в городах. Вероятнее всего, в XV в. города таких бедных людей не хотели принимать; их стало слишком много, а после разгрома восстания Энгельбректа (1434—1436 гг.) городской патрициат особенно на­стороженно относился к мятежным слоям крестьянства. Кроме того, как видно из ремесленных уставов, бюргеры охотнее прини­мали в свои ряды уже сложившихся ремесленников, обладавших материальной базой и мастерством.

Во-вторых, ремесленный профессионализм в деревне развивал­ся за счет трансформации «побочного заработка» крестьянина в его основное средство существования. При всех условиях это озна­чало отслоение от крестьянства определенных групп людей (раз­мер которых в XV в., впрочем, не следует переоценивать).