Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 276

Уже сам характер этих продуктов (либо дорогих, либо тяже­лого веса), равно как характер торговых маршрутов, указывают на профессиональный характер торговли данными товарами: очевидна необходимость затрат, специального оборудования и вре­мени. Известно также, что в ряде сельских местностей создава­лись гильдии, объединявшие местных торговцев. Еще в XIII в. на юго-восточном берегу полуострова, прежде всего в Сконе, вне городов, возникли братства лиц, торгующих по морю, позднее (в XV в.) — скупщиков, занимавшихся перепродажей скота в городе.

Все это свидетельствует о складывании в деревне прослойки профессиональных торговцев. Как и в промысловых районах, тор­говцы в деревне были прежде всего скупщиками. Отрывочные сведения об этом касались более деревенских ремесел: скупщи­ки кустарных изделий иногда фигурируют в городских книгах. Но скупка успешно развивалась и за счет сельскохозяйственных продуктов. В шведской литературе этих сельских торговцев назы­вают «деревепскими купцами» (landskцpman), а чаще — «торго­выми мужиками», «торговыми бондами» (handelsbцnder) "; по­следний термин более удачен, поскольку отражает двойственность общественного положения таких сельских торговцев: будучи по основному профессиональному профилю купцами, опи все еще принадлежат к крестьянскому сословию, соответственно имеют в деревне землю и хозяйство, входят в общину.

Складывание слоя профессиональных торговцев в деревне с точки зрения производства и разделения труда представляло со­бой ту же трансформацию побочного занятия в основное (под воз­действием городов и товарно-денежных отношений), что и скла­дывание в деревне слоя профессиональных ремесленников. Сведе­ния об этом восходят к первой половине XIII в., когда законы фиксируют факт постоянного занятия торговлей одного из братьев в неразделенной семье; этот казус вписан в областной закон ско­товодчески-промыслового Вестерйётланда 10°, что, как мы уже могли убедиться, вовсе не случайно. Подобную трансформацию претерпевала иногда и вся семья бонда, и чаще это все же случа­лось в малопашенных районах Средней и Северной Швеции, осо­бенно там, где были редки города.