Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 277

С течением времени, однако, и здесь наряду с особыми услови­ями среды все большую роль играла социальная дифференциация. Действительно, с середины XV в. наряду с бондами перекупщи- чеством все чаще занимаются бедные и зависимые люди деревни. Еще в указе против ландсчёп от 1380 г. речь шла особенно о «бед­ных» (fattige) бондах и держателях фрэльсовой земли (fraelseland- bo). В Стренгнесском указе 1347 г. и Уложении Кристофера наря­ду с бондами снова названы держатели. Согласно хартии 1491 г., именно «бедняки и слуги» покупали в деревне с целью перепро­дажи шкуры и другие товары. В решении городского магистрата Вадстены от 22 ноября 1491 г. говорилось о многочисленных вре­менных («за 5 эре») бюргерах и «бездомных мужчинах и женщи­нах», забредающих в города, испытывающих там величайшую ни­щету и лишения, но привозящих туда товары и увозящих затем «большие деньги». Указом 1499 г. запрещалось заниматься ландс­чёп бондам, их работникам и прочему «бедному люду» .

То, что в XV в. усилилось разорение шведского крестьянства, уже отмечалось историками. Социальная неоднородность дерев­ни фиксировалась и раньше, поскольку уже областные законы, а затем Уложение середины XIV в. выделяли такую категорию населения деревни, как «жильцы или хусманы (husman, innis man), которые либо работали на господина за содержание, либо должны были заниматься ремеслом или торговлей, так как не име­ли средств производства. С XIV в. фиксируется прослойка неиму­щих— лёскеров [lцsamaen, lцskermaen, «лишенные» (собственно­го жилья и имущества) люди], чье имущество стоило не более трех марок и которых обязывали работать по найму там, «где их обнаруживали». Именно из этих людей формировалась категория наемных работников (legadrenge цk legekonor, laghohion) в дерев­не, городе и на рудниках.