Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 282

Бонды пользовались «незаконными» торжищами по вполне понятной причине: из-за ограничений, принятых на городском рынке, особенно для негорожан. Эти ограничения были двоякого рода: требование пошлины и регламентация места, времени, номенклатуры, масштабов и т. п. самой торговли 12°. В течение XIV—XV вв., как мы видели, эти ограничения все более возра­стали, чем и объяснялось распространение мелких и случайных торжищ, этого, по выражению горожан и властей, «нового обы­чая» бондов. Складывание местных торжищ — еще одно свиде­тельство развития товарного обращения в деревне.

Когда в литературе в той или иной связи говорится о ландс­чёп, то обычно делается не только общее недифференцированное заключение о торговой активности крестьян, но проводится мысль, что их товарные связи шли по преимуществу «мимо городов» и горожан. Между тем деревенские торжища, равно как профессио­нальные деревенские ремесленники и торговцы, не были изоли­рованной частью только сельской жизни, а включались в общее развитие товарного обращения страны, центрами которого явля­лись города. Действительно, ведь торговые операции сельских жителей строились, в частности, на том, что жители деревни приезжали в города, скупали там товары дальнего привоза и, вероятно, какие-то изделия городских ремесленников; затем, от­быв в деревню или на промыслы, посещая отдельные поселения, местные ярмарки, гавани и прочие эпизодические места торговли, они выменивали привезенные из города товары на местную про­дукцию, которую в свою очередь сбывали на тех же ярмарках или в городах. О том, что это была не узко внутридеревенская торговля, а обмен между городом и деревней, а также через город — между разными деревнями и районами страны, свидетель­ствуют все относящиеся к данному сюжету материалы (ценность которых тем более велика, что они родились в борьбе городов против этой «незаконной» торговли). При их сопоставлении ланд­счёп предстает как важнейшая составная часть всей внутренней торговли страны.