Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 304

7Q

родам и внедриться в городское землевладение , что, помимо про­чего, объяснялось их интересом вопреки церковной прецепции80 к торгово-предпринимательской деятельности. Эта тенденция была и в XIV в.81, по в течение XV в. стала особенно очевидной.

Так, Вадстеновский монастырь поставил в Вадстене, на своей земле, прилегающей к рыночной площади, множество лавок. Бюр­геры горько сетовали, что монастырские лавки перекрыли проходы к их собственным мастерским и лавкам: ведь только на северной стороне Стурагатап, ведущей к торгу, не менее 40 лавок монасты­ря. Горожане вынуждены были арендовать у него эти помещения под лавки и мастерские, платя по 2—7 мк ежегодно. Монастырь имел своих агентов, поставщиков и покупателей также в зстнёт- ских городах, в первую очередь Шеннинге и Липчёнинге. Он всту­пал и в непосредственные торговые связи с зарубежными страна­ми. Во всяком случае в формуле ежегодного отчета аббатисы от

je С. G. Skandinavien, s. 341), по в списке рентных поступлений монасты­ря лосося как1 будто пет.

77         Skjb, s. 24-25. *

78         Примеры такого рода можно умножить (см., например, DS, № 2062, а. 1316), причем исключение чаще всего составляли кузнецы (вспомним и ренту в виде бочки железа в Скуклостер). Известный факт — пригла­шение Упсальским собором строительной артели во главе с архитекто­ром из Парижа см.: DS, № 945, а. 1287.

79         Ото было общим правилом, заметным не только по монастырям в Вад­стене и Ску. Ср.: Stensland P. G. Julita kloster, s. 25—49.

80         Ср.: Gilchrist J. The Church and Economic Activity...