Сванидзе А.А. Сведневековый город и рынок Швеции. Страница 313

Продаваемые фогдами продукты приобретались купцами для вывоза. Использование короной для реализации своих поступле­ний сферы именно внешнего рынка особенно ярко проявилось в торговле металлом. Если регальные поступления металла частич­но шли на изготовление монеты и оружия, то поступления из руд­ников лично королю, как и часть регальных поступлений, почти полностью уходили на рынок, главным образом на экспорт. При­быль от сбыта столь ценимого ганзейцами шведского металла была для королевской казны огромным подспорьем, и правители страны постоянно требовали от промыслов дополнительных партий това­ра. В середине XIV в. экстраординарные поборы, в частности, с Медной горы, взимались неоднократно и достигали больших раз­меров .

Примечательно, что среди казенных расходов мы не встречаем какие-либо траты на горное дело — его усовершенствование, расши­рение, «технику безопасности» и т. д. В конце столетия корона неоднократно выплачивала металлом долги ганзейским городам. В 1396 г. прусские ганзейские города предложили шведскому ко­ролю выплатить им долг медью, железом или любекскими марка­ми, в 1398 г. такие же условия были предложены ими для выплаты долга в 3000 любекских мк и т. д. В меньшем количестве шли

на экспорт Другие продукты, получаемые королем в качестве рен­ты: масло, рыба, меха и кожи ш.

Для своих торговых операций шведские короли во второй по­ловине XV и начале XVI в. держали комиссионеров в шведских и ганзейских городах и собственные торговые корабли.

Итак, торговая активность короны была велика и все более возрастала к началу XVI в. При этом характер торговых операций короны был неодинаковым на внешнем и внутреннем рынке: на внутреннем рынке она выступала главным образом как потреби­тель; на внешнем — как поставщик и потребитель. Торговые ин­тересы короны лежали преимущественно в области внешнего рын­ка, они связывали ее более всего с иноземными торговыми кругами, которые поставляли шведским правителям и «королевских куп­цов», и кредиторов. Более тесная связь шведских королей с куп­цами из немецких городов, откуда поступал в королевский дом основной поток предметов роскоши и куда уходили из Швеции металл, .масло, лососина, жир и т. д., во многом предопределяла в рассматриваемый период (как и позднее)  политику короны в отношении гапзейцев и ее отношение с немецким патрициатом шведских городов.